Литературная вахта Памяти

Литературная вахта Памяти

Сегодня мы решили напомнить вам о писателе Василе Быкове и поэте Давиде Самойлове.



 

Выходец из белорусской крестьянской семьи, Василь Быков ушел на фронт в 18-летнем возрасте и воевал до Победы, и дважды был ранен. После демобилизации жил в Белоруси, в городе Гродно. Главной темой его произведений являлась не сама война (о ней должны писать историки, а не писатели-фронтовики), а возможности человеческого духа, проявляющегося в таких тяжелых условиях. Человек всегда должен оставаться человеком и жить по совести, только в таком случае способен выжить человеческий род.

Выход его военных произведений послужило травле против писателя, их запрещение. Автор был вынужден покинуть Родину и некоторое время жить за границей.







Несколько книг Василя Быкова были экранизированы: «Альпийская баллада», «Дожить до рассвета», «Третья ракета».  



 

Давид Самойлов.

 На фронте с 1942 г. в пулемётном расчёте на Волховском фронте. После ранения, Давид Самойлов, с апреля 1944 года, вернулся на фронт и служил разведчиком, в моторазведроте 1-го Беларусского фронта, освобождал Польшу, Германию, окончил войну в Берлине.

В годы войны Самойлов не писал стихов – за исключением поэтической сатиры на Гитлераи стихотворений об удачливом солдате Фоме Смыслове, которые он сочинял для гарнизонной газеты и подписывал «Семен Шило».

 

Давид Самойлов

 Сороковые

Сороковые, роковые,

Военные и фронтовые,

Где извещенья похоронные

И перестуки эшелонные.

Гудят накатанные рельсы.

Просторно. Холодно. Высоко.

И погорельцы, погорельцы

Кочуют с запада к востоку…

А это я на полустанке

В своей замурзанной ушанке,

Где звездочка не уставная,

А вырезанная из банки.

Да, это я на белом свете,

Худой, веселый и задорный.

И у меня табак в кисете,

И у меня мундштук наборный.

И я с девчонкой балагурю,

И больше нужного хромаю,

И пайку надвое ломаю,

И все на свете понимаю.

Как это было!

Как совпало —

Война, беда, мечта и юность!

И это все в меня запало

И лишь потом во мне очнулось!..

Сороковые, роковые,

Свинцовые, пороховые…

Война гуляет по России,

А мы такие молодые!

 

Давид Самойлов

 Перебирая наши даты

Перебирая наши даты,

Я обращаюсь к тем ребятам,

Что в сорок первом шли в солдаты

И в гуманисты в сорок пятом.

А гуманизм не просто термин,

К тому же, говорят, абстрактный.

Я обращаюсь вновь к потерям,

Они трудны и невозвратны.

Я вспоминаю Павла, Мишу,

Илью, Бориса, Николая.

Я сам теперь от них завишу,

Того порою не желая.

Они шумели буйным лесом,

В них были вера и доверье.

А их повыбило железом,

И леса нет — одни деревья.

И вроде день у нас погожий,

И вроде ветер тянет к лету…

Аукаемся мы с Сережей,

Но леса нет, и эха нету.

А я все слышу, слышу, слышу,

Их голоса припоминая…

Я говорю про Павла, Мишу,

Илью, Бориса, Николая.

 

Давид Самойлов

 Память

Я зарастаю памятью,

Как лесом зарастает пустошь.

И птицы-память по утрам поют,

И ветер-память по ночам гудит,

Деревья-память целый день лепечут.

И там, в пернатой памяти моей,

Все сказки начинаются с «однажды».

И в этом однократность бытия

И однократность утоленья жажды.

Но в памяти такая скрыта мощь,

Что возвращает образы и множит…

Шумит, не умолкая, память-дождь,

И память-снег летит и пасть не может.

http://год2020.рф/
http://chelreglib.ru/ru/
http://megaprint.su/project8.php
http://asu.inf74.ru/interview/Interview/Interview/703
http://bredybibl.ru/about/six
Снимок.JPG chelreglib.jpg ocenka_kachestva.jpg banner_ОПРОС-2020.jpg Untitled-ldd.png
Продолжая использовать данный сайт, Вы даете согласие на обработку своих персональных данных.