Литературная вахта Памяти

Продолжим Литературную вахту Памяти

Сегодня мы напомним вам о писателе Константине Дмитриевиче Воробьёве и поэте  Николае Константиновиче Старшинове.



 

Константин Воробьев

Рота курсантов Кремлевского училища, где служил К.Воробьев, была брошена на защиту Москвы со стрелковым оружием и бутылками зажигательной смесью. В одном из боев будущий писатель раненым попал в плен. После трех попыток побега, оказалась удачной. Долгое время (1943-1944) скрывался в литовской деревне, где вел записи для будущей повести «Это мы, Господи!», чтобы запечатлеть пережитое. Тем самым исполнить священный долг солдата перед своими погибшими друзьями. Но повесть не приняли, где автор подробно описывает дикие мучения, раны, способы убийств. Долгое время имя писателя было забыто. Повесть потерялась, нашли ее только в 1985 году через 10 лет после смерти автора.



 

Трудная судьба была и повести «Убиты под Москвой».



 

Николай Старшинов

В 1942 году призван в армию и стал курсантом 2-го Ленинградского военного пехотного училища. В начале 1943 года в звании старшего сержанта попал на передовую. Воевал на Западном фронте, был помощником командира пулемётного взвода. Первые стихи поэта были напечатаны во фронтовых газетах.

 

Николай Старшинов

И вот в свои семнадцать лет

И вот в свои семнадцать лет

Я стал в солдатский строй…

У всех шинелей серый цвет,

У всех — один покрой.

У всех товарищей-солдат

И в роте, и в полку —

Противогаз, да автомат,

Да фляга на боку.

Я думал, что не устою,

Что не перенесу,

Что затеряюсь я в строю,

Как дерево в лесу.

Льют безконечные дожди,

И вся земля — в грязи,

А ты, солдат, вставай, иди,

На животе ползи.

Иди в жару, иди в пургу.

Ну что — не по плечу?..

Здесь нету слова «не могу»,

А пуще — «не хочу».

Мети, метель, мороз, морозь,

Дуй, ветер, как назло, —

Солдатам холодно поврозь,

А сообща — тепло.

И я иду, и я пою,

И пулемёт несу,

И чувствую себя в строю,

Как дерево в лесу.

 

 

Николай Старшинов

«Ракет зелёные огни по бледным лицам полоснули»

Ракет зелёные огни

По бледным лицам полоснули.

Пониже голову пригни

И как шальной не лезь под пули.

  Приказ: «Вперед!»

Команда: «Встать!»

Опять товарища бужу я.

А кто-то звал родную мать,   

А кто-то вспоминал – чужую.  

 Когда, нарушив забытьё,

Орудия заголосили,

Никто не крикнул:

«За Россию!..»

А шли и гибли

За неё.   

 

Николай Старшинов

«Солдаты мы. И это наша слава»

Солдаты мы.

И это наша слава,

Погибших и вернувшихся назад.

Мы сами рассказать должны по праву

О нашем поколении солдат.   

О том, что было, — откровенно,      честно...

А вот один литературный туз

Твердит, что совершенно неуместно

В стихах моих проскальзывает грусть.  

 Он это говорит и пальцем тычет,

И, хлопая, как друга, по плечу,

Меня он обвиняет в безразличье

К делам моей страны...

А я молчу.  

 Нотации и чтение морали

Я сам люблю.

Мели себе, мели...

А нам судьбу России доверяли,

И кажется, что мы не подвели.

 

Николай Старшинов

О юности

Пронеслась она просто мгновенно, 

Не воротишь, не крикнешь: «Постой!» 

А была моя юность военной, 

Беспокойной была и крутой. 

  Не сошлась она с комнатным бытом 

И, оставив родительский кров, 

Поселилась под небом открытым, 

Ночевала в снегу, у костров. 

  По лесам, по горам, по болотам 

Пронесла в бесконечных ночах 

Двухпудовый станок пулемёта 

На своих неокрепших плечах. 

  Поднималась она под обстрелом 

И, поля разминируя, шла. 

И, случалось, под пулями пела. 

А иначе она не могла.   

 Ничего её нету дороже. 

И когда бы вернулась она, 

Я бы вновь её так же и прожил, -

  Мне другая судьба не нужна. 

http://год2020.рф/
http://chelreglib.ru/ru/
http://megaprint.su/project8.php
http://asu.inf74.ru/interview/Interview/Interview/703
http://bredybibl.ru/about/six
Снимок.JPG chelreglib.jpg ocenka_kachestva.jpg banner_ОПРОС-2020.jpg Untitled-ldd.png
Продолжая использовать данный сайт, Вы даете согласие на обработку своих персональных данных.