Литературная вахта Памяти

Продолжим Литературную вахту Памяти

Сегодня мы напомним вам о писателах Алесе Адамовиче, Данииле Александровиче Гранине, Александре Борисовиче Чаковском и поэтессе  Ольге Берггольц.





Алесь Адамович, Даниил Гранин “Блокадная книга”



Документальная хроника блокады Ленинграда, в которой, основываясь на большом фактическом материале – документах, письмах, воспоминаниях ленинградцев, переживших блокаду.



 

Александр Чаковский “Блокада”



Роман-эпопея повествует о событиях, предшествовавших началу войны, и о первых месяцах героического сопротивления на подступах к Ленинграду. Одно из немногих произведений советского периода, где отражены неудачи и ошибки в организации обороны города.



 

Ольга Берггольц. Оставаясь в осажденном Ленинграде, она все дни блокады работала в Доме Радио, почти ежедневно ведя радиопередачи, позднее вошедшие в ее книгу "Говорит Ленинград". В эти дни Берггольц стала истинно народным поэтом, разделив с ленинградцами все ужасы "смертного времени", вселяя в них надежду своими стихами.

 

Ольга Берггольц

Пусть голосуют дети

Я в госпитале мальчика видала.

При нём снаряд убил сестру и мать.

Ему ж по локоть руки оторвало.

А мальчику в то время было пять.

Он музыке учился, он старался.

Любил ловить зеленый круглый мяч...

И вот лежал - и застонать боялся.

Он знал уже: в бою постыден плач.

Лежал тихонько на солдатской койке,

обрубки рук вдоль тела протянув...

О, детская немыслимая стойкость!

Проклятье разжигающим войну!

Проклятье тем, кто там, за океаном,

за бомбовозом строит бомбовоз,

и ждет невыплаканных детских слез,

и детям мира вновь готовит раны.

О, сколько их, безногих и безруких!

Как гулко в черствую кору земли,

не походя на все земные звуки,

стучат коротенькие костыли.

И я хочу, чтоб, не простив обиды,

везде, где люди защищают мир,

являлись маленькие инвалиды,

как равные с храбрейшими людьми.

Пусть ветеран, которому от роду

двенадцать лет,

когда замрут вокруг,

за прочный мир,

за счастие народов

подымет ввысь обрубки детских рук.

Пусть уличит истерзанное детство

тех, кто войну готовит,- навсегда,

чтоб некуда им больше было деться

от нашего грядущего суда.

 

Ольга Берггольц

Ленинградке

Еще тебе такие песни сложат,

Так воспоют твой облик и дела,

Что ты, наверно, скажешь:

— Не похоже. Я проще, я угрюмее была.

Мне часто было страшно и тоскливо,

Меня томил войны кровавый путь,

Я не мечтала даже стать счастливой,

Мне одного хотелось: отдохнуть…

Да, отдохнуть ото всего на свете —

От поисков тепла, жилья, еды.

От жалости к своим исчахшим детям,

От вечного предчувствия беды,

От страха за того, кто мне не пишет

(Увижу ли его когда-нибудь),

От свиста бомб над беззащитной крышей,

От мужества и гнева отдохнуть.

Но я в печальном городе осталась

Хозяйкой и служанкой для того.

Чтобы сберечь огонь и жизнь его.

И я жила, преодолев усталость.

Я даже пела иногда. Трудилась.

С людьми делилась солью и водой.

Я плакала, когда могла. Бранилась

С моей соседкой. Бредила едой.

И день за днем лицо мое темнело,

Седины появились на висках.

Зато, привычная к любому делу,

Почти железной сделалась рука.

Смотри, как цепки пальцы и грубы!

Я рвы на ближних подступах копала,

Сколачивала жесткие гробы

И малым детям раны бинтовала…

И не проходят даром эти дни,

Неистребим свинцовый их осадок:

Сама печаль, сама война глядит

Познавшими глазами ленинградок.

Зачем же ты меня изобразил

Такой отважной и такой прекрасной,

Как женщину в расцвете лучших сил,

С улыбкой горделивою и ясной?

Но, не приняв суровых укоризн,

Художник скажет с гордостью, с отрадой:

— Затем, что ты — сама любовь и жизнь,

Бесстрашие и слава Ленинграда!

http://год2020.рф/
http://chelreglib.ru/ru/
http://megaprint.su/project8.php
http://asu.inf74.ru/interview/Interview/Interview/703
http://bredybibl.ru/about/six
Снимок.JPG chelreglib.jpg ocenka_kachestva.jpg banner_ОПРОС-2020.jpg Untitled-ldd.png
Продолжая использовать данный сайт, Вы даете согласие на обработку своих персональных данных.